РОССИЙСКОЕ ПРАВО В ИСПАНИИ, ИЛИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО СУЩЕСТВОВАНИЯ НОРМЫ

Placeholder Image

Для большинства российских граждан, проживающих или иным способом связанных с Испанией, эта тема очень актуальна.

Русские невесты, например, ежемесячно оформляют сотни справок о непубликации эдиктов для заключения брака. Такие справки как раз и являются доказательством одной из десятков норм российского права, ежедневно применяемых в Испании.

Или ещё пример: у кого из нас испанские власти не просили свежее свидетельство о рождении или свидетельство о браке с пометкой о разводе на полях? В таких ситуациях наши граждане оформляют справку о том, что свидетельство о рождении в России бессрочно, а свидетельство о браке вообще не имеет полей.

Однако всё вышесказанное – довольно тривиальная проблематика, для решения которой не нужно обладать какими-либо глубинными юридическими познаниями.

А вот оформление российскими гражданами наследства, покупка недвижимости, подписание брачного договора и многие многие другие ситуации требуют не только знаний применимого в Испании российского законодательства, но и глубокого сравнительного анализа с аналогичным испанским законом, а также изучения коллизионных норм зачастую не только внутригосударственного, но и международного характера (двусторонних и многосторонних международных договоров и их производных, например, регламентов ЕС).

Приведем пример: если российский гражданин жил и умер без завещания в Испании, то его круг наследников определяется по коллизионному праву Европы, установленному Регламентом 650/2012 (иными словами, по законодательству места жительства и смерти).
Если он умер в России, но часть имущества находится в Испании, то необходимо установить сожержание именно российской нормы.
Если он умер в Испании, но в нотариальном документе выразил свое желание применить российское право, то опять же понадобится доказательство содержания такового.

Другой пример: для покупки квартиры любой испанский нотариус спрашивает у наших граждан об их семейном положении и имущественном режиме супругов. В Испании такой режим сильно рознится в радиусе 700 км. Так, например, в Мадриде по умолчанию (то есть без брачного договора) он является режимом совместной собственности, а в Барселоне – раздельной. Но применима норма именно российского права. А каково её содержание? Похож ли российский имущественный режим совместной собственности на испанский? А возможно ли приобрести личное (то есть не полежащее разделу) имущество в браке? А что конкретно входит в личное и что в совместное имущество по российскому закону? Могут ли купить недвижимость дети? А продать? И т.д. т.д. т.д.

Третий пример: брачный договор испанских супругов подлежит обязательной регистрации в органах ЗАГС с занесением записи в свидетельство о браке. А как регистрируется российский брачный договор? Как можно узнать, заключен он или нет? Каково его возможное содержание в соответствии с российским законом?

И таких примеров множество. Но какие конкретно органы и организации Испании просят подтвердить содержание российской нормы?

В первую очередь – нотариусы и регистраторы собственности. Во вторую – работники органов ЗАГС. В третью – суды. Однако список на этом не заканчивается: от органов опеки и попечительства до консульских учреждений – любые из них могут потребовать сведения о российском праве.

И вот теперь самый главный вопрос: а как доказать существование того или иного иностранного закона?

Спор об этом в Испании ведется давно. Законодательного регулирования очень мало, а то, которое существует, датируется 1947 годом (Регламент к закону “Об ипотеченом кредите”, правда, с поправками 1977-го).

По сути, испанский законодатель отсылает за установлением содержания нормы иностранного права к консульству Испании в стране её происхождения, то есть в нашем случае – России.

Как вы понимаете, консульство Испании в России не то чтобы переполнено выпускниками российских юридических ВУЗов. Там их, дипломатично говоря, не много, а откровенно – нет совсем.

С этой точки зрения более разумна вторая опция испанского законодателя: консульские учреждения России в Испании. Конечно, в МИД РФ есть юристы, способные разъяснить нормы российского права, но насколько быстро можно получить по-настоящему сложную консультацию, да к тому же с доктринальной трактовкой?

Если абстрагироваться от внутреннего законодательства Испании и перейти на уровень международных договоров, то у нас есть такой аж от 1990 года (ещё при СССР). Называется он “О правовой помощи по гражданским делам”. Россия является правоприемником всех соглашений Советского Союза, так что проблем в теории быть не должно. Но на практике совет “пишите письма в Минюст как центральный орган высоких договаривающихся сторон” вызывает легкую улыбку разочарования: пока по международным каналам придет информация о применимом праве, наследство разворуют, квартиру продадут менее сложным покупателям, а супруги успеют благополучно развестись.

Все эти проблемы понимает Главное управление по делам реестров и нотариата (ГУДРН) Министерства юстиции Испании, которое в отсутствие ясных правовых норм на уровне закона занимается по сути законотворчеством путем составления разъяснений действующим нотариусам и регистраторам.

Так, например, в 2005 ГУДРН признало, что консульские справки не являются единственным доказательством содержания нормы иностранного права при условии, что иные доказательства (например, адвокатские заключения) внушают доверие заверяющему сделку нотариусу.

Правда, в 2007 году ГУДРН дискредитировало адвокатские заключения, заявив, что адвокаты не могут подтверждать существование нормы, поскольку “не являются госслужащими”.

Однако суд первой инстанции номер 32 города Мадрида в 2013 году создал прецедент, признав заключение австралийского адвоката достаточным для подтверждения существования нормы иностранного права.

В дальнейшем подобные решения повторялись, таким образом экспертное заключение, допустимое статьей 281 ГПК Испании (Закона о гражданском процессе), распространилось и на внесудебную сферу.

В качестве небольшого отступления скажу, что моим российским коллегам такие юридические столкновения весьма знакомы в связи с применением ст. 79 ГПК России и спора по поводу того, являются ли правовые знания экспертными.

Но в Испании алгоритм действий для доказательства содержания нормы иностранного права понятен: обратитесь к экспертам для составления соответствующего юридического заключения. Если с ним будут согласны консульские работники, то вы получите неоспоримую справку о применимом законодательстве. Если нет – данное заключение следует воспринимать в качестве экспертного мнения со всеми юридическими последствиями, которое оно может повлечь в судебных и внесудебных инстанциях Испании.

По всем вопросам, связанным с данной статьей, пишите на info@oleggubarev.com.

Responder

Introduce tus datos o haz clic en un icono para iniciar sesión:

Logo de WordPress.com

Estás comentando usando tu cuenta de WordPress.com. Cerrar sesión /  Cambiar )

Google photo

Estás comentando usando tu cuenta de Google. Cerrar sesión /  Cambiar )

Imagen de Twitter

Estás comentando usando tu cuenta de Twitter. Cerrar sesión /  Cambiar )

Foto de Facebook

Estás comentando usando tu cuenta de Facebook. Cerrar sesión /  Cambiar )

Conectando a %s